Женский журнал Ресничка - главная страница

Форум на Ресничке


Уважаемые читатели! Если у вас есть проблемы в семье, в общении, если вам просто одиноко или захотелось поделиться своими мыслями - мы готовы в меру своих сил помочь вам.

Все, что вам нужно сделать - зарегистрироваться, после чего вы станете полноценным участником форума и сможете открывать темы и задавать любые вопросы, а главное, получать квалифицированные ответы!

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Моя семейная история, конкурс
jane
сообщение 1.6.2007, 10:38
Сообщение #1


Гость









Коллеги называют меня старой девой. За глаза, конечно, но порой так неосторожно (думаю, умышленно), что я совершенно отчетливо слышу у себя за спиной презрительный шепоток: «И что ей неймется, этой старой деве?» Обидное прозвище больно ранит меня. Хотя, положа руку на сердце, мои сослуживицы не так уж далеки от истины.

Мой первый, он же последний, он же единственный и, если можно так выразиться, «одноразовый» мужчина был парнем из нашего педагогического института. Кирилл учился на другом факультете (физмате) и давно мне нравился. Когда я училась на втором курсе, пересеклась с ним на встрече Нового года в общежитии. Не знаю, как это случилось: то ли я слишком много выпила, то ли он... Я стараюсь не думать о своем грехопадении, но когда помимо воли все же такое случается, кроме боли и острого чувства стыда, ничего вспомнить не могу.

С тех пор прошло семнадцать лет. За это время у меня успел закрепиться условный рефлекс — завидев мужчину, я опускаю голову и смотрю в пол. По улицам все время хожу, уткнувшись взглядом в тротуар, словно пытаюсь найти оброненную монетку. А мужчинам, очевидно, нравятся те женщины, которые, блестя глазками, бросают на них кокетливые, влекущие взгляды. Поэтому я одна. Всегда одна. Одно спасение от одиночества — это работа. Мои коллеги вечно жалуются, что школа — это монстр, пожирающий все время без остатка, что им совершенно не хватает времени на семью, увлечения, домашние дела, не говоря уже о себе, любимой. Я им завидую. Понимаю, что это отвратительное чувство, но ничего не могу с собой поделать. Я выпросила у завуча полторы ставки (нажила врагов среди коллег-филологов, у которых «увела» часы), классное руководство в самом проблемном 9 «В», несколько общественных нагрузок. Задаю ученикам как можно больше творческих заданий, чтобы подольше посидеть над проверкой тетрадей. Но все равно совершенно избавиться от проклятого свободного времени мне не удается.

Если бы вы только знали, как я ненавижу вечера и выходные дни, когда мое хроническое одиночество переходит в острую форму и заставляет испытывать почти физическую боль... На личной жизни я давно уже поставила крест. Значит, спасение от этой боли только одно — еще больше загрузить себя работой. Вот и придумываю всякие кружки и факультативы. Начальство хвалит и поощряет за проявленную инициативу, а коллеги считают выскочкой и не скрывают своей антипатии. Я мучаюсь оттого, что учителя меня недолюбливают, но все равно из двух зол выбираю меньшее...

Когда пять лет назад я предложила организовать в нашей школе литературный кружок, то коллеги просто покрутили пальцами возле висков. А Ирина Федоровна высказала общее мнение: «Твоя идея — сама и осуществляй». Кружок просуществовал год, а потом захирел и умер, потому что дети из средних классов предпочитали гонять в футбол или часами просиживать перед компьютером, а старшеклассники ссылались на большую нагрузку и на отсутствие времени. Потом мне пришло в голову организовать школьный театр. В отличие от литкружка театр пользовался у школьников большой популярностью. Да он и сейчас живет и здравствует. Около двадцати ребят с шестого по одиннадцатый классы — настоящие фанаты нашего «Глобуса». Мы и Островского ставили, и Шекспира, и Алексина. Две пьесы вообще своими силами написали. О нашем самодеятельном театре даже в областной газете один раз напечатали. Но это я так, к слову. Театр помогал мне, конечно, решать проблему свободного времени, но не до конца. Поэтому в позапрошлом году на сентябрьском педсовете я попросила слова и предложила создать в школе службу «Скорой помощи».

Учителя ехидно захихикали, но наша директриса призвала их к порядку и попросила меня объяснить, что я имела в виду.
— Программа по любому предмету рассчитана на ребенка со средними способностями, — пояснила я, — а дети все разные. Кто-то справляется с ней легко, кто-то с трудом, а кто-то и вовсе не тянет.
Коллеги загалдели. Физрук даже выкрикнул с места: «Нечего нас прописными истинами кормить!»
— Продолжайте, Жанна Петровна, — сказала директриса.
— Для тех детей, которые в силу каких-то причин не могут усвоить материал на уроке, предлагаю организовать индивидуальные дополнительные занятия.
Недовольный шумок перерос в настоящую революцию. Некоторые педагоги даже вскочили со своих мест. Со всех сторон понеслись негодующие возгласы:
— Мой Петрухин будет весь урок в окно глазеть, а мне потом из-за этого лентяя у семьи драгоценные часы красть?
— Мало того что копейки платят, так еще с тупицами бесплатно заниматься?!
— Если ребенок не может осилить программу, то пусть его родители нанимают репетитора.
— ...Или переводят в школу для деби...

Директриса предостерегающе постучала указкой по столу. А потом вынесла свой вердикт: «Платное репетиторство категорически запрещено постановлением Министерства образования. А заниматься с отстающими бесплатно я заставить никого не могу — нет у меня таких полномочий. Однако идею Жанны Петровны считаю неплохой, и если найдутся добровольцы...» Из всего педколлектива (сорок семь человек) добровольцев оказалось всего двое: я и шестидесятилетняя Марина Витальевна — учительница пения. Очевидно, она тоже страдала от одиночества и избытка свободного времени.

«Добровольцев»-учеников было побольше. В основном ребята из выпускных 9-х и 11-х классов. А вот чья просьба позаниматься дополнительно меня сильнее всего удивила, так это Марика Рудницкого, который по литературе всегда отвечал на «отлично». Этот пытливый и сообразительный юноша стал моим главным лекарством от одиночества. Он почти каждый день встречал меня после уроков и просил: «Жанна Петровна, позанимаетесь со мной сегодня?» Слушал мои объяснения очень внимательно, записывал в тетрадку. Не механически запоминал, а высказывал свое мнение, иногда даже спорил, если моя трактовка литературного образа казалась ему спорной. Когда я в декабре растянула связку на ноге, Марик узнал в учительской мой адрес, пришел проведать (даже гостинец принес). Напоив его чаем, я спросила:
— Хочешь позаниматься?
— Хочу, — был немедленный ответ.
Позже он стал приходить ко мне заниматься и по выходным. Разумеется, после того как я сама ему это предложила.

Выпускной экзамен Марк сдал на «отлично». А в конце июля... Июль всегда был для меня самым ужасным, самым безжалостным месяцем. В июне жизнь в школе еще бурлит, в августе уже можно начинать готовиться к новому учебному году, а вот июль... Это случилось вечером в пятницу. Я сидела напротив аквариума и разговаривала (если бы кто-нибудь увидел, наверняка подумал бы, что я сошла с ума) с рыбкой Афоней. Когда я подхожу к аквариуму, он подплывает к передней стенке аквариума и тычется губами в стекло. Словно хочет меня поцеловать. Мне радостно оттого, что рыбка узнает меня, но больше грустно, потому что других поцелуев в моей жизни нет и не предвидится. Я как раз сыпала корм в Афонину кормушку, когда в дверь позвонили. На пороге стоял мужчина с огромным букетом цветов.

— Жанна Петровна?
— Да... — ответила я, привычно вперив взгляд в половик.
— Это вам. — Он протянул цветы. — За Марика. Сын мечтал о журналистике еще с девятого класса, но там такой конкурс... Он поступил на дневное отделение. Платное я никак не потянул бы. Я и репетитора не потянул бы... Один воспитываю двоих детей.
— Передайте Марку, что я очень горжусь им! — От радости я забыла о своем рефлексе и посмотрела на мужчину почти в упор. Он улыбался. Он просто сиял от счастья. И смотрел на меня с таким искренним восхищением, что я чуть не зарылась от смущения лицом в букет.
— Вы — замечательный педагог! — сказал отец Марка. — Может, мы с вами чаю выпьем? Я и конфеты принес...

P. S. В этом учебном году я отказалась от полутора ставок (хватит с меня и одной), а также от классного руководства. На руководство школьным театром готовлю себе замену — молодого учителя-филолога. Понимаете, у меня просто не хватает на все это времени. Семья, знаете ли. Первый курс в институте всегда для студента самый трудный, приходится помогать Марику готовиться к семинарам и курсовым. Да и Анюта только что в школу пошла. А с первоклашкой знаете сколько хлопот? С Афоней я больше не разговариваю. Мне гораздо интереснее беседовать с моим мужем и детьми.
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Resnichka
сообщение 3.6.2007, 19:56
Сообщение #2


Администратор
***

Группа: Главные администраторы
Сообщений: 365
Регистрация: 9.1.2007
Пользователь №: 1



jane, здорово! smile.gif Похоже на сказку со счастливым концом.


--------------------
Сторонники здорового образа жизни, объединяйтесь!
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Ответить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 21.11.2017, 20:40

Дети и родители - занимательные статьи и поучительные истории.